гибкий ум: что такое нейропластичность, и как она может улучшить нашу жизнь

 Мы можем сами моделировать стратегии нашего поведения: выбирать, каким привычкам проявляться, а какие менять. Но эти способности скрыты за привязками к старым сценариям и мифом о статичности мозга. В новом материале Дана Серова рассказывает, как признание идеи нейропластичности сменило убеждение о том, что возможности человеческого мозга ограничены, и почему активация этого свойства важна для современного человека.

 

Нейропластичность — это способность мозга к самореорганизации, постоянному перераспределению зон ответственности, которая превращает его из компьютера с базовым набором функций и алгоритмов в инструмент с бесконечными возможностями. Ричард Дэвидсон, профессор психологии и психиатрии Университета Висконсина, изучающий влияние медитации и других созерцательных практик на работу мозга, утверждает, что нейропластичность — одно из самых значимых открытий нейронауки за последние 80 лет.

 

Сейчас мы знаем, что развитие пластичности мозга помогает нам управлять эмоциональными реакциями и делает нас более стрессоустойчивыми и конкурентоспособными, повышает обучаемость и объем памяти, позволяет лучше ориентироваться в пространстве и логично рассуждать. Но путь к принятию этих возможностей занял не одно десятилетие.

тогда:
мозг как идеальный механизм

Ранее в нейронауке господствовал локализационизм. Согласно этой концепции, мозг представлял собой отлаженный механизм, в котором каждой области отводилась своя функция. В 1861 году хирург Поль Брока, занимавшийся лечением больного, пережившего инсульт, доказал, что область мозга, отвечающая за речь, локализована в левой лобной доле. Позднее психоневропатолог Карл Вернике связал повреждения в заднем отделе верхней височной извилины с неспособностью понимать язык. Эти части мозга получили названия область Брока и область Вернике. В представлении локализационизма человек, переживший повреждение этих областей мозга и потерявший связанную с ними функцию, уже не мог восстановить способности.

 

Греческая идея о том, что природа в целом и человеческое тело в частности представляет собой скорее механизм, нежели живой организм, меняющийся под воздействием обстоятельств, начала развиваться еще в XVII веке из преставлений французского философа Рене Декарта. Согласно его теории, нервы представляли собой трубки, соединяющие конечности со сложным техническим устройством — мозгом, а расположенные в них нити-проводники посылали к нему сигналы от внешних воздействий. В подобной идеально сконструированной системе не было места гибкости.

 

Открытия Галилея также укрепили образ Вселенной как «больших космических часов». Ученый был убежден, что планеты являются неодушевленными телами, которые подчиняются механическим силам (тяжести, упругости, трения). Эта мысль проникла в биологию и медицину и нашла отражение в открытии Уильяма Гарвея: сердце работает как простейший насос. С тех пор объяснение любых феноменов тела принималось, только если носило механистический характер.

сейчас:
мозг как живой пластичный орган

Однако многие ученые возвращались к идее древнегреческих философов — «мозг как живой организм природы». Еще в 1820-х годах Мари-Жан-Пьер Флуранс, французский физиолог, в ходе экспериментов над птицами выяснил, что утраченные в результате удаления частей мозга функции часто восстанавливаются. В 1868 году невролог Жюль Котар обнаружил, что при повреждениях в левом полушарии, области которого ответственны за речь, человек может сохранять способность говорить.

 

Одного из ученых, благодаря которому нейропластичность начали воспринимать всерьез, звали Пол Бах-и-Рита. Он увлекся изучением мозга благодаря выздоровлению его отца, который пережил инсульт, повлекший за собой парализацию и утрату способности разговаривать. Пол, который на тот момент еще не был исследователем, учил его ползать, а затем и ходить. Восстановлением речи отец занимался самостоятельно. В результате он снова смог разговаривать, передвигаться и даже преподавать в университете. Это позволило ему прожить еще 7 лет. Исследование его мозга после смерти показало полное разрушение 97% нервов, идущих от коры больших полушарий к позвоночнику. Но пластичность позволила проложить новые маршруты через поврежденную ткань.

 

После этого Пол Бах-и-Рита принял решение изучать неврологию и реабилитационную медицину. Полученные знания и опыт он использовал в разработке программы для людей с повреждением двигательных лицевых нервов, позволяющей им снова выражать эмоции. Он также занимался созданием устройств, с помощью которых слепые могли читать, распознавать лица, тени, далекие и близкие объекты, и оборудования для людей с расстройствами вестибулярного аппарата, которое позволяло им ощущать твердую почву под ногами.

 

Ключевой опыт Пола в сфере разработки устройств для восстановления зрения, который признало научное сообщество, был проведен в 1960-х. Позднее в журнале Nature исследователь опубликовал статью, в которой раскрыл суть эксперимента — замещение зрения тактильной проекцией изображения. Это значило, что информация, традиционно воспринимаемая нашим мозгом с помощью одного чувства, может им преобразовываться и читаться с помощью другого. Опыт послужил отправной точкой углубления изучения пластичности мозга и сделал Пола Бах-и-Риту одной из важнейших фигур течения.

 

Еще один ученый, развивший применение нейропластичности — Майкл Мерцених. Он разработал специальные упражнения когнитивного тренинга, помогающие лечить депрессию и шизофрению, и сформировал 10 базовых принципов для перестройки мозга: концентрация, мотивация, новизна, постоянная практика для закрепления навыков и т.д.

 

Исследования применимости нейропластичности продолжаются. Сейчас мы уже знаем, что с ее помощью возможно облегчение хронических болей, болезней психики и социальной фобии, восстановление речи и движения после инсультов и лечение депрессивных состояний. Пациентов учат саморегуляции амигдалы (миндалевидного тела), расположенной между полушариями мозга, так как она ответственна за формирование долгосрочной памяти, в частности, эмоционально окрашенных воспоминаний.

на практике:
спорт, медитация и практики телесной осознанности

Александр Каплан, доктор биологических наук и профессор МГУ им. Ломоносова, утверждает, что нейропластичность для улучшения качества жизни может применять каждый. И чем мы активнее в интеллектуальном плане, тем эффективнее она работает. Наши мысли вызывают перестройку нейронных сетей, и это дает возможность мозгу и нашим паттернам поведения меняться. Если сравнить мозг с лабиринтом, то можно сказать, что у нас есть свои излюбленные ходы, которые неизменно ведут к выходу. Это действия и реакции, которые мы выполняем неосознанно. И каждый раз реализуя их снова и снова, мы еще сильнее укрепляем эти пути.

 

Формировать новые дороги в сознании мы можем, когда перестаем проявлять себя через привычное. Это работает и на уровне тела, и на уровне сознания. В первом случае — позволяет нам выздоравливать после болезней, как это было с отцом Пола Бах-и-Риты. Подобные примеры также описаны в книге «Музыкофилия» американского невролога и нейропсихолога Оливера Сакса. Во втором случае пластичность мозга позволяет нам менять свои привычки и реакции, развивать эмоциональный интеллект, учиться любви, состраданию и счастью.

 

Чтобы развить нейропластичность, не нужно кардинально менять свою жизнь, круг общения, работу, увлечения. Для начала подойдут простые шаги: если по утрам вы обычно пьете кофе, замените его на фреш или матчу; попробуйте добраться до офиса новым маршрутом; сделайте соус для пасты, который вы ни разу не готовили прежде; выберите фильм или музыкальный альбом того жанра, которым никогда не интересовались; используйте не доминирующую руку для чистки зубов и приема пищи.

 

Медитация и практики телесной осознанности, например, эмбодимент и йога, также повышают уровень нейротропного фактора мозга (brain-derived neurotrophic factor) — белка, стимулирующего и поддерживающего развитие нейронов и влияющего на долговременную память. Эти занятия снижают уровень старения клеток, влияя на способность мозга к самореорганизации. Физическая активность также влияет на уровень нейротропного фактора мозга. Речь идет именно об умеренных регулярных нагрузках, а не об изнурительных и редких тренировках. Самое важное — настойчивость. На закрепление новых навыков и привычек и на автоматизацию новых путей реагирования на стрессовые ситуации нужно время.

resources about neuroplasticity

  • Книга «Пластичность мозга»,  Норман Дойдж
  • Книга «Измененные черты характера. Как медитация меняет ваш разум, мозг и тело», Дэниэл Гоулман и Ричард Дэвидсон
  • Книга «Стань умнее», Херли Дэн
  • Книга «Стрессоустойчивый мозг», Мелани Гринберг
  • Фильм «Мозг, изменяющий себя сам» (The Brain that Changes Itself)
  • Лекция Татьяны Черниговской «Мозг как Барокко»

Тема нейропластичности занимает одно из главных мест в нашем курсе No Drama 1.0. Из него вы узнаете, как не бояться зайти в поток нового опыта и с помощью постоянного развития выстраивать открытое мышление.

No Drama 1.0

Дана Серова, авторка Your Om